Войти
24.08.2017 02:05

Ярослав Романчук: "Я терпел до конца"

Экономист Ярослав Романчук о том, как его пригласили на пресс-конференцию Александра Лукашенко.

- Как вас пригласили на пресс-конференцию?

- Позвонили в четверг после обеда. Человек представился, сказал, что он из Администрации президента (даже не помню кто), сказал, что меня приглашают на пресс-конференцию. Я согласился.

- С чем вы связываете, что Александр Лукашенко так часто к вам обращался во время пресс-конференции? Было ли это для вас неожиданно и что вы чувствовали при этом?

- Это была большая неожиданность. Я, безусловно, заготовил много вопросов, потому что регулярно слежу за тем, что делает правительство и Александр Лукашенко, какие законы принимаются. Думаю, что несколько факторов сошлось. Прежде всего, для Александра Лукашенко должен был быть кто-то, кто олицетворяет либерализм и рыночную экономику, а не какую-то форму лоббизма. Именно для этой роли я был годен, Во-вторых, он спорил с российской стороной, и надо было послать сигнал, что если вы не будете давать деньги, то я вынужден буду делать рыночные реформы, которые могут привести Беларусь ближе к Западу. В-третьих, это был бич для "вертикали", для правительства, потому что оно завалило все показатели. Люди недовольны, зарплат нет, конкурентоспособности нет. Поэтому, мол, если вы будете плохими, мы возьмем других людей, и это тоже прозвучало. Так уж случилось, что я был выбран для Александра Лукашенко в качестве такой цели, куда он обращался, причем, как к своему советнику, а не как к человеку, который его принципиально и последовательно критикует. - Может ли за этим появится приглашение принять участие в каком-то экспертном совете, или стать советником, или войти в некую властную структуру, чтобы ваши советы были услышаны и реализованы?

- Мои советы и так слышат. К сожалению, их просто ставят с ног на голову. Очень часто Александр Лукашенко сам не понимает, какие предложения я и мои друзья готовим. Знаю, что работает рабочая группа при Лукашенко для улучшения делового климата, есть там тоже Совет по предпринимательству, но тот формат, который был выбран для этого, безусловно, формальный. Если будет приглашение, я буду рассматривать его. Я уже участвовал в одной государственной инициативе, страновом маркетинга. Я серьезно воспринял это предложение и продиктовал стратегию странового маркетинга, а люди, которые возглавляют эту группу, сказали, что нам это не нужно. Надо было галочку поставить. Для галочки, безусловно, я работать и сотрудничать не буду, но если речь идет о реальных структурных рыночных реформах, улучшении делового климата, увеличении конкурентоспособности нашей страны, а это влияет, безусловно, на суверенитет и независимость, то это, как говорят, уже будет не для Лукашенко, а для Республики Беларусь.

- Вы следите за выступлениями Александра Лукашенко. Было на этой пресс-конференции что-то кардинально принципиально новое, что отличало бы ее от предыдущих? Был там какой-то посыл, месседж, на который стоит обратить внимание, с вашей точки зрения?

- С самого начала он говорил, что должен быть диалог. Даже год назад не было деления оппозиции - на патриотов, которые имеют другую точку зрения (как я, например), и на "пятую колонну". Он сделал такой рельефный раздел. Была какая-то готовность признать свои ошибки, если люди захотят. Он подчеркнул, что это не он не хочет, но если, например, хотите национальный университет, то убеждайте людей. Если хотели сделать рыночные реформы, вновь убеждайте людей и бизнес. Он говорил, что если будет совместная позиция по поводу реформ, по поводу различных инвестиций, то он как политик к ней присоединится. Но он инициативу брать на себя явно не хочет, так что дело в том, чтобы снова мобилизовать людей, чтобы они более решительно высказывали свою точку зрения. И я думаю, что та последовательная либеральная позиция, которой я являюсь разработчиком в Беларуси, также является единственной реальной альтернативой для оппозиции Александру Лукашенко.

- Непопулярные декреты о "тунеядцах", о налоге на грибы и ягоды... С вашей точки зрения, какая реакция власти на недовольство в обществе? Могут ли они быть отменены? Или власть твердо будет стоять на том, чтобы эти непопулярные решения действовали?

- Это только некоторые из непопулярных решений. Сегодня Лукашенко сказал, что если люди об этом категорически выскажутся, тогда мы от этого откажемся. Очевидно, что не было возможности представить ему довольно убедительные цифры. За то время, когда действовал декрет, количество уволенных с работы людей, превышало количество тех, кому дали работу, на 108 тысяч человек. И это просто приговор принятому декрету. Многое зависит от мобилизации общественного мнения, от позиции бизнес-сообщества, и если сегодня мы будем более активно действовать, чтобы мобилизовать людей, я думаю, что декрет №3 больше года не проживет. - И последний вопрос, физиологический. Выходил ли Александр Лукашенко за эти почти 8 часов в туалет? И как выдерживали участники?

- Некоторые люди выходили по необходимости. Я тоже страдал до конца, не выходил семь с половиной часов. Александр Лукашенко все время был в центре внимания, никогда не отлучался, только пил чай и больше ничего. Так что его физиологическому состоянию и возможности держать аудиторию семь с половиной часов можно позавидовать.

Другие материалы в этой категории: « Домрачева: Возвращение было тяжелое
Оставить комментарий